Социальные сети:

Youtube Facebook

Я РИСУЮ ЦВЕТЫ, МЕБЕЛЬ, ПОДВОРОТНИ И ТЕНИ ПОД СТОЛАМИ….

Так художник Юрий Косаговский в одном из своих рассказов «Медные шары» отвечает на вопрос незнакомца о роде своих занятий, намечая координаты вселенной своего творчества: от осязаемого и элементарного до абсурдно неуловимого и эфемерного. Ведь, и правда, тень, скрываемая столом, совсем не то, что тень, отбрасываемая человеком или деревом?

Музей рондизма Художник Юрий Косаговский

Юрий Косаговский представляет себе творчество без границ, как некий единый поток, в котором он пребывает постоянно, плавно переходя от живописи и графики к музыкальной импровизации, скульптуре, ювелирным поделкам, легко рождающимися из подручных материалов, медиа записям, поэзии и прозе, образующими некое наэлектризованное творчеством культурное поле, заряженное мощной искрой его импровизаторства. Его искреннее и радостное искусство, граничащее с наивом, представляется, как нескончаемо длящийся хеппенинг.

В ранних работах, следуя за любимым Нико Пиросмани, писавшим на листах кровельного железа и клеёнках, Юра использует фанеру, найденную на помойках. В этих произведениях есть что-то щемящее трогательное, как в приоткрытых дверях советских котельных, подвалов и заброшенных старых домов, приготовленных к сносу. И есть в них «антикварная патина» искусства нонконформизма, роднящая искусство Косаговского с произведениями Михаила Рогинского.

071. Гуляющий сам по себе
071. Гуляющий сам по себе / холст, темпера, лак / 90х90 / 1989г

Юра Косаговский и его жена Таня Ли идеальный творческий тандем, посвятивший друг другу сорок лет жизни. На фотографиях их ранней молодости, они необычайно напоминают знаменитую, культовую пару того времени Йоко Оно и Джона Леннона. Культура Востока близкая Юре с детства, ведь в Китае и провел там первые годы жизни, необыкновенно отозвалась не только в выборе супруги, кореянки Татьяны Ли, но и в  его творческом открытии «рондизма» – рисовании кружочками, которые как лёгкая, едва различимая ткань набрасывается на весь окружающий художника мир, создавая покров тайны, а сам термин происходит от известного термина обозначающего одну из форм музыкальных произведений – «рондо» – суть которого кругообразно повторяющаяся мелодия.  

Сама по себе подобная «оптика», с использование круга, с одной стороны – как деструктурирующего элемента, а с другой – приводящей его к высшей гармонии, напрямую связана с известным иероглифом Инь и Ян, имеющим форму круга – Великий Предел Тай Цзи. Иногда кружочки на картинах Косаговского преобразуются в «0», словно автор иронически поминает слова Пушкина «Мы почитаем всех нулями, а единицами себя…». Так в творчестве автора европейская ирония сосуществует с азиатской отрешенностью и созерцательностью. В стиле «Рондизм» Юра работает с 1977 года.  И вот снова мы видим двери мастерской Юры Косаговского, искусно расписанные кружочками со стихами хокку:   

Зелёные травы

как мысли

потому что их много

по ним можно бродить…

и потолок мастерской, продолжающий тему круга и стеллажи, хранящие его огромное творческое наследие. Тем не менее, даже самые изящные художественные концепции и открытия не одиноки, всегда есть культурное пространство – это и память искусства, и его настоящее, и будущее. Сферические объёмы, сопряжённые с музыкальными ритмами, появляются у Робера Делоне, создателя нового стиля «Орфизм» уже в 1910х годах продолжаясь во всём последующем творчестве. Александр Родченко и Казимир Малевич неоднократно использовали в своём творчестве круг, как простую геометрическую форму. И поиски совершенства у Василия Кандинского развертываются в направлении круга. Вспоминаются также соцреалистические росписи круглых плафонов станции «Маяковская» Александра Дейнеки.

Современный корейский художник Джей Хе Ли в своих инсталляциях из висящих камней использует форму круга, служащего геометрическим и композиционным центром, наполненным воздухом.  Энди Голсуорси, также использует природный камень для своих циклических парковых инсталляций.  Круг встречается и в работах индийца Аниш Капура.  Психоделика Яёи Кусама – строится по тому же принципу, что и тотально переустроенный мир Юры Косаговского. И его прекрасное искусство в радостном родстве с тысячей воздушных «танцоров», «Небольшой толпы» (Scattered Crowd) инсталляции хореографа Уильяма Форсайта в одной из галерей Франкфурта.

Земная жизнь Юры Косаговского закончилась, но его жена Таня Ли хранит записи его перформансов, импровизированных концертов, чтения стихов и просто размышлений вслух….

Наверно кружочки Юры Косаговского – это очки Джона Леннона, только без стекол, просто для красоты…

Таня Вендельштейн                                 

4 июня 2024

Музей Рондизма Юрия Косаговского